Гатаулла Баязитов (1846-1911)

Гатаулла хазрат родился в деревне Тюменсу Касимовского уезда Рязанской губернии в семье имама. Начальное образование получил в медресе своего отца, затем учился в медресе «Баймурад» Касимовского уезда, затем в медресе «Кышкар» Казанского уезда. Касимовские татары славились своим знанием русского языка и российских реалий, а медресе «Кышкар» давало блестящую подготовку для будущих полемистов. Эти два знания соединил в себе молодой имам. По возвращении в деревню Чутай Баязитов преподавал логику и философию.

Талантливого хазрата быстро заметили. В годы великих реформ в России в больших городах росло татарское мишарское население, которому требовались образованные и энергичные имамы. В 1871 году Баязитов получил приглашение из Петербурга, где возглавил и по сути создал 2й мусульманский приход, позднее стал военным ахуном Петербургского гарнизона. Одновременно он состоял переводчиком, лектором тюркских наречий и мусульманского права в Учебном отделе восточных языков Азиатского департамента при Министерстве иностранных дел, преподавателем основ Ислама в разных учебных заведениях Петербурга, в том числе и в Пажеском корпусе. В Петербурге Баязитов изучает русский язык, общается со столичной интеллигенцией. Он был вхож в высшие круги имперской администрации, был лично знаком с председателем Совета министров П. А. Столыпиным.

Баязитов сознавал необходимость деятельности мусульманской интеллигенции в создании условий для удовлетворения духовных потребностей единоверцев. Первым шагом на этом пути он считал создание национальной периодической печати. В 1880е годы Баязитов обращается за разрешением издавать газету «Хэфтэ» («Неделя») на татарском и русском языках, но только в сентябре 1905 года получает разрешение и становится учредителем и редактором первой газеты на татарском языке — «Нур» («Свет»). В газете Баязитов освещал общественное движение мусульман России и протестовал против планов расчленения Оренбургского магометанского духовного собрания.

В 1881 году Баязитов от имени мусульманской общины Петербурга обратился к властям за разрешением на строительство мечети. Всероссийская кампания по сбору средств на строительство Петербургской кафедральной соборной мечети в 1880-е годы. стала видным феноменом общественного движения российских мусульман. В газете «Тарджеман» И. Гаспринский отмечал особо щедрых дарителей и особо активные общины. Сама мечеть выступала символом статуса Ислама как официальной религии в пределах Империи. Однако только в 1906 году Баязитову удалось получить разрешение правительства учредить Особый комитет уполномоченных лиц по сбору средств на строительство мечети, который он возглавил. Торжественный акт закладки мечети состоялся в феврале 1910 года.

В книге «Возражение на речь Эрнеста Ренана: Ислам и наука» (СПб., 1887) Баязитов вступил в полемику с французским ученым Ренаном, который заявлял о несовместимости положений Ислама и рационального знания. Миссионер Миропиев с раздражением констатировал, что, прочитав книгу Баязитова, «русский заурядный интеллигент невольно пленится высотой учения Ислама и обаятельной личностью основателя его, Мухаммеда». Известный русский публицист Александр Амфитеатров в 1898 году опубликовал похвальный отзыв на книгу Баязитова, поддержав главный ее тезис: «Ислам в своем первоисточнике не мертвящая сила, он призывает своих исповедников к прогрессу, в принципе веротерпим к иноверцам, терпим ко свободному мнению даже в области религиозного мышления, благоговеет перед наукой».

В работе «Отношение Ислама к науке и иноверцам» (С Пб., 1887) Баязитов доказывал, что веротерпимость является одним основополагающих принципов Ислама, а его цивилизованное отношение к иноверцам (а не приспособление к новым веяниям времени и европейской цивилизации) — один из основополагающих принципов этой религии. В работе «Ислам и прогресс» (С Пб., 1897) Баязитов утверждал о принципиальной совместимости Ислама и прогресса. Он считал, что «конечный идеал, к которому стремится человечество, и окончательная цель его развития на земле — есть объединение религии и науки, этих высших областей духовного мира человека».

Книги Баязитова стали откровением для русского читателя и вообще европейского читателя, так как в них они впервые смогли прочесть рассуждения о сущности Ислама и его роли в европейской цивилизации, выдвинутые российским мусульманином. Сегодня мы должны продолжить святую миссию Гатауллыхазрата в объяснении сущности современного Ислама для наших российских сограждан.

А. Хабутдинов,

д. и. н., проф


Предыдущая страница: Имамы Санкт-Петербурга
Следующая страница: Муфтий Абдулбари Исаев (1907-1985)